?

Log in

Previous 10

Mar. 7th, 2016

away

Тест на оптимизм/пессимизм

Всем уже навяз в зубах преслутовый тест о пустом/полном стакане и, думаю, никому не придёт в голову серъёзно проводить такой тест знакомым или себе самому. Проще уж спросить честно: пессимист или оптимист?
Я обнаружила для себя аналогичный, но куда более жестокий тест. Дайте человеку немного негаданого незаслуженного украденного счастья, а потом отнимите. Оптимист будет рад, что счастье это не должно было случиться с вероятностью 99,9%, но всё-таки произошло. Пессимист будет скорбеть, что всё закончилось и с вероятностью 99,9% никогда не повторится.
Как несложно догадаться, я отношусь ко второму типу людей.

Apr. 22nd, 2013

больное

(no subject)

Про меня говорят, что я кровь с молоком, сущий дьявол,
Отмечают мой ум, мою гибкость, опасность и прыть.
Я умею рычать и скулить, но мне этого мало.
Я прошу тебя, научи меня говорить.
Не вязать узелки, не выстукивать азбукой Морзе -
Научи, как оставить свой голос в чужих головах.
Во мне тоннами бродит закваска поэзии с прозой,
Я веками работал на вход, собирая слова.
Это страх тишины лезет в щели всё чаще и гуще -
Скалит Атропа зубы и треплет тончайшую нить.
Открывая по-рыбьи свой рот безобразно распухший,
Я рычу, я скулю, я прошу, научи говорить.

Nov. 8th, 2012

away

(no subject)

Я бегу от тебя. Я спасаю себя от тебя.
Как игрушка с заводом твержу всё "ни шагу назад!".
За спиной осуждают, желают удачи, скорбят,
Я бегу - мимо солнц, мимо лун, и наград, и преград,
Мимо всех лабиринтов, приманок, заборов, канав,
В кровь разбиты колени, хрустит на зубах песок.
Добираюсь до горного пика, в конец устав,
Надеваю восьмую пару железных сапог.
И вот тут на последней немыслимой высоте
Я стою, потерявшись, словно иголка в стогу,
Дальше двигаться некуда. Перед глазами - темнь.

Ты берёшь меня бережно за руку: "Я помогу".

Sep. 8th, 2012

away

(no subject)

Рассинхрон полнейший. Пока я подбираю слова, способные описать что бы то ни было, оно перестаёт иметь малейший смысл. О своей радости хочется кричать на весь мир, а вот для печалей необходима какая-то отдушина - в первую очередь поэтому существует данный журнал. Но о чём бы ни были следующие строки, сейчас уже не так.

Роз Мари вдыхает осеннюю горькую тьму,
Удивляется, понимая, насколько жива.
За окном под холодным ветром шумит трава.
Роз прислушивается, ещё не зная, к чему.
Это мир наполняется красками изнутри,
Это всей нерастраченной нежности адресат
Вдруг нашёлся, развёл руками, что виноват,
И её отпустило на вдохе, на раз-два-три.
Облегчённо вздохнув, всё встаёт на свои места,
Распрямляются плечи атлантов, горят глаза,
Словно чёртов смотритель чёртова колеса
Отпустил всех к чертям. И мир - идеальный кристалл,
На границах которого образы, мысли, сны
Обретают общую точку, слово, черту.

Вопреки всем синоптикам, логике, сентябрю
Роз Мари ощущает признаки новой весны.

Aug. 31st, 2012

away

(no subject)

Ты беспокойно кутаешься в колючее одеяло,
А у меня полуночный джаз у стен Спаса на Крови,
Лужи полны фонарного света,
Ночь - табачного запаха,
Карманы седого саксофониста конечно полны любви.
У тебя перезвон ключей и монеток,
Лифт, светофор, аврал.
У меня же Серебряный век неокончен,
На салфетки тайком недошёптаны строчки,
Строчкам тесно, на той стороне, между прочим,
Кто-то свой телефон записал.
Ты идёшь на работу, приходишь с работы,
И не знаешь, что слово безликое "кто-то"
У меня означает атланта, поэта,
Что мальчишка художник готовит мне кофе,
Как хожу я к Набокову в гости с приветом...
Ну да, впрочем, сейчас не об этом.
У меня столько счастья - вопите Полундра!
Риск разорванных лёгких, прорыва аорты.
Между мной и тобой - все несметные орды,
Так какого
такого
вселенского чёрта
Я тебе пишу ежесекундно?

Jul. 21st, 2012

away

Про внутренние глубины

Солнце садится всё раньше, но светит злее. Глубоководной рыбой ныряешь в ил.
Первая глубина. Воды в закате алеют, тихо, тепло. Хочется глубже, набраться б сил.
Чувство тревоги щекочет легонько кожу, точно прозрачная леса, заметно лишь краем глаза.
Здесь нет ни врагов, ни друзей, все знают, ты зол до дрожи, твоя безысходность вступила в последнюю фазу.
Внутри вдруг завывает сиреной, безумной баньши, не спи, вопит, не пей, не подходи к телефону,
Ты всех послал - недостаточно, надо подальше, кругом беда, вопит, какие уж тут законы.
Достаёшь из угла рюкзак, прочищаешь кольт. Но откуда же ждать беды? Кто готовит сети?
Разъедает старые раны морская соль. Не дождавшись, пока ураганный задует ветер,
Ты бросаешь своё мелководье, ныряешь вглубь. Здесь значительно холодней, солнца тусклый проблеск
Не даёт тепла. Ты замедлен, неловок, туп. Но взамен ты, наконец, получаешь голос.
И ты сам себе говоришь, что остался один, что все монстры этих глубин - это тоже ты,
И последний малёк, и первейший рыбак, и кретин - это ты, это ты, твои тонны лихой пустоты.
Это твой персональный уютный домашний содом, твои залежи пустоты, черти, щучья сыть.
И крючком рыболовным в губе - снова мысли о том, кто вошёл бы в твой ад, если б ты сумел попросить.
Если б не рыбья твоя немота, если бы не. Ещё тысячу отговорок придумаешь впредь.
Ты тихонечко двигаешь плавниками на самом дне, вспоминаешь - а так хотелось бы не уметь.
И вот третьи сутки ты не спишь и не пьёшь, а на третью ночь подходишь к самой черте.
Ты становишься нем, так как каждое слово - ложь. Ты ныряешь туда, где не видно ни зги, прямо в вечную тень.
Не рискуя представить всех монстров, обитающих в этих водах,
Укрепляя уверенность, что тебе уже не сносить головы,
Ты никуда не сбежишь. Наплевав на всё, что привык называть свободой,
Здесь, за чертой, ты наконец ощущаешь себя живым.

Apr. 12th, 2012

чб

Зарисовка

В небе синий апрель, в жизни всё хорошо, так бывает.
Я тебя не люблю, ты не любишь меня - все довольны.
Мыслей, песен, стихов сквозь меня идут караваны,
Я взрослею сейчас, учусь, прекращаю войны,
Начинаю новое, строю, вбиваю сваи.
Заплетаю косы, делюсь настроеньем с миром, 
Забываю спать, улыбаюсь тебе при встрече,
Отмечаю планы на жизнь на руке пунктиром,
Из четвёрки стен своей комнаты каждый вечер
Убегаю встречать рассвет с балкона твоей квартиры.

Dec. 20th, 2011

away

(no subject)

У меня к нему закончились вдруг слова.
Вот последние соскребаю по закоулкам,
Раз в неделю констатирую: "Хм, жива..."
И в прострации возвращаюсь на свой диван,
По пути головой косяк приветствуя гулко.
Там в пустой, казалось, и точно дурной башке
Восстают одна за одной такие картины,
Что туристы бы звонкой монетой охотно платили,
Будь тут вход, удобные кресла, попкорн, лакей.
Пусть сюжет повторяется раз за разом, детали:
Мой герой всегда смешлив, всегда кучеряв,
А злодейка всегда на Н. и кто-то едва ли
Не заметил, как всё всегда идеально в начале,
И как жалок ГГ, счастье своё потеряв.
Незначительны вариации у сюжета:
Яд, дубинка из-за угла иль кинжал в спине,
Прилетит ли супергерой и спасёт планету,
Погибнет злодейка к закату или рассвету
И как скоро, мой свет, ты уже вернёшься ко мне.
Я решаю здесь всё, happy end просто неизбежен,
Я сама себе сценарист, режиссёр и критик.
Он вернёться ко мне - глумлив, невозможен, нежен,
Я его отпросила у всех небес и всех женщин.
Нужно только дождаться.

Да, я слабак и нытик.

Oct. 23rd, 2011

больное

(no subject)

Ты появляешься раз в неделю дёргаешь ту леску, на которую меня поймал однажды, и спрашиваешь: ну что, ты всё ещё здесь? Не вырвала этот крючок с кусками плоти, с кровью и воплями? А я смотрю предаными глазами и отвечаю: нет, мой господин, я здесь, я всё так же люблю вас, я всегда буду. Боль? Что вы, что вы, всё прекрасно, я всем довольна. Нет, мне не приходится каждое утро черпать силы непонятно из каких источников, чтобы просто двигаться, разговаривать, не бросаться с рычанием на каждого первого. Нет, нет, что вы, я вовсе не плачу каждый вечер, засыпая. Я вовсе не впадаю в прострацию после каждого вашего движения, приводящего в действие острое жало во мне. Алкоголь - это же весело, это вовсе не попытка не думать, что вы, что вы.
И ты киваешь, довольный, и уходишь к своим женщинам, которые не похожи на рыб, которых ты никогда не посадишь на безжалостный крючок, не будешь мучить бесконечными возвращениями. А я остаюсь, и море вокруг меня становится солонее с каждым днём, и с каждым днем всё страшнее разъедает раны. Мне холодно здесь одной, страшно и нет никаких надежд на изменения. И самое страшное - я вообще не умею иначе.

Sep. 16th, 2011

away

попытки слов

Первым словом бога было твое имя.
Ты был первой звездой на бархатном блюдце небес.
Датчики шкалят, счетчики просто клинит,
Мне с тобою нельзя, но чертовски мучительно без.
Ты легко обошел мной расставленные капканы,
Ты коснулся руки и обжился навечно в груди.
И бегут все цветные полосы по экранам,
Все пароли сменились на фразу "не уходи"...

***

Без твоей кружки чая никак не согрею рук,
Пальцы ломит, и все предметы валятся на пол.
В голове моей вне тебя только звон и стук.
Любить, как и пить, получается только залпом.
Вне тебя меня нет, но упорно не верится в нас.
Мы с тобой - стопроцентный коллапс, однозначная гибель.
Без твоих "засыпай" не умею сомкнуть глаз...
Безнадежно влипли.

Previous 10